Рюриковичи. Часть 1

Тип статьи:
Авторская

Летописец, живший около тысячи лет назад, пытался найти ответы на волновавшие его современников вопросы: «Откуда пошла Русская земля? Кто начал первый княжить в Киеве?» Однако до настоящего времени в исторической науке нет единого мнения по этим проблемам. Ведь письменные памятники, повествующие о древнейших веках нашей истории, немногочисленны, а содержащаяся в них информация подчас не вполне достоверна. Данные археологических раскопок, летописные предания, скупые и нередко противоречивые сообщения иностранных авторов получают различную трактовку в исследованиях современных учёных.

«Повесть временных лет» упоминает о княжениях у некоторых из восточнославянских племён ещё до образования Древнерусского государства, а также указывает на то, что легендарный основатель Киева – Кий – был князем. Некоторые исследователи утверждают, что ещё в конце VIII – в начале IX века обширные пространства, населённые восточными славянами, находились под властью основавших на наших землях полуразбойничьи колонии скандинавских конунгов (князей), предводителей воинственных дружин. К числу представителей княжеской династии, всяческие сведения о которой старательно изглаживались впоследствии, относят, в частности, известных по летописям Аскольда и Дира, правивших в Киеве во второй половине IX века.

Туманны и противоречивы сведения и о первых князьях из династий Рюриковичей, с которой связано образование и становление Древнерусского государства.

По капризу истории, нередко проявлявшемуся не только в нашей стране, родоначальником династии, правившей на Руси более шестисот лет, был не представитель местной знати, а выходец из чужих краёв – варяг Рюрик. Летописные предания сообщают о том, что в 862 году он вместе со своими братьями Синеусом и Трувором был призван на княжение обитавшим в районе озера Ильмень славянскими и финскими племенами. Такое решение объясняется тем, что славяне и финны не в состоянии были преодолеть междоусобные раздоры и к тому же нуждались в защите от внешних врагов. Рюрик, вместе со своими родичами и дружиной, обосновавшийся к тому времени в Ладоге, очевидно, представлялся им подходящим кандидатом на роль наёмного военного вождя.

Скупые строки летописи оставляют возможность толковать древнюю легенду по-разному. Некоторые историки полагают, что Рюрик происходил из западных славян и был внуком новгородского старейшины Гостомысла. Но более вероятно скандинавское происхождения Рюрика. Не случайно же первые князья из основанной им династии носили скандинавские имена, были окружены скандинавскими воеводами и дружинниками. Иногда Рюрика наших летописей даже отождествляют с известным западным источникам конунгом Рериком Датским, совершавшим набеги на европейские страны до 860 года. Но что касается Синеуса и Трувора, то сам факт существования таковых вызывает у некоторых исследователей сомнения. Дело в том, что русский летописец мог неверно понять текст скандинавского источника, сообщавшего, что Рюрик пришёл со своим домом – «сине хус» и с верной дружиной – «тру вор».

Как бы то ни было, Рюрик, обосновавшийся на севере восточно-славянских территорий, правил там в течение довольно продолжительного времени: летопись относит его смерть к 879 году. Воинственный скандинавский конунг, призванный в качестве наёмника и сумевший стать полновластным правителем, контролировал только часть будущей территории древнерусской державы. Столицей его был Новгород. Лишь преемник Рюрика – Олег (принявший бразды правления ввиду малолетства Рюрикова сына Игоря) организовал большой поход на юг. Были взяты Смоленск и Любеч, наконец новгородский князь со своими воинами приблизился к Киеву. Не решившись штурмовать этот город, Олег хитростью выманил за его пределы киевских князей Аскольда и Дира и вороломно убил их. Затем сам начал княжить в Киеве, ставшем с того момента столицей Древнерусского государства, центром объединения восточнославянских племён, «матерью городов русских» (как называет его летописец).

Годы правления в Киеве первых князей из Рюрикова дома ознаменовались смелыми походами на Византию и других могущественных соседей. Воспоминания об этом запечатлены не только на страницах русских летописей, но и в византийских хрониках, в сочинениях восточных авторов. Впоследствии русский митрополит Иларион, живший в XI веке, не без гордости вспоминал про древних киевских князей, которые, «в свои годы владычествующие, мужеством и храбростью поминаются ныне и слывут. Ведь не в плохой и не в не неведомой земле они владычествовали, но в Русской, которая ведома и слышима во всех четырёх концах земли».

В ряду таких победоносных военных предприятий особое место занимает знаменитый поход Олега на Византию, ярко, с полулегендарными подробностями описанный в «Повести временных лет». В 911 году многочисленное русское войско, возглавляемое упомянутым князем, достигло Константинополя. Византийский император вынужден был заключить с Олегом выгодный для Руси договор и дать большой выкуп. В знак победы киевский князь прибил свой щит градом. После этого похода, как сообщают летописцы, современники прозвали Олега Вещим.

Вообще летописные сведения об Олеге насыщены легендарными подробностями, а подчас противоречивы. Достоверно не известны ни дата смерти князя (по одним сообщениям – 912, по другим – 922 год), ни местность, где знаменитый воитель окончил свои дни и был похоронен. Летописцы единодушно свидетельствуют о том, что Олег скончался от укуса змеи. Однако могилу его показывали и в Киеве, и в Старой Ладоге.


После смерти Олега киевским князем стал Игорь. Согласно древним источникам, это был сын Рюрика. Однако историки ставят под сомнение тот факт, что в летописных статьях, повествующих о событиях 879-945 годов, речь идёт об одном и том же Игоре, а не о двух разных князьях, носивших это имя. При Игоре также было немало войн и походов, хотя далеко не все из них оказались успешными. Трагической была и смерть князя: Игоря убили при сборе дани в земле древлян – одного из восточнославянских племён, подвластных Киеву.

В связи с гибелью князя и многих его воинов создалась сложная обстановка. Власть Киева ослабла, вновь нависла угроза распада Руси на владения отдельных племён. Однако вдова Игоря, княгиня Ольга, сумела отомстить древлянам и удержать контроль над большей частью восточнославянских земель. Она вошла в историю как разумная правительница, великая созидательница государственной жизни и культуры Древней Руси, а также – как первая христианка из княжеского дома Рюриковичей. Известно, что эта княгиня сам объехала Русскую землю, устанавливая повсюду отдельные размеры податей. После подавления восстания древлян Ольга не вела войн. Даже в Константинополе, к которому на протяжении веков устремлялись взоры воинственных князей-скандинавов, Ольга побывала с мирным посольством. Согласно летописной версии, именно тогда приняла она крещение, а по возвращении в Киев пыталась содействовать распространению христианства на Русской земле. В отличие от своих предшественников Ольга мирно отошла к Бог. Произошло это 11 июня 969 года.

К воинственной политике первых киевских князей возвратился сын Игоря и Ольги Святослав. Власть перешла к нему ещё при жизни матери, и большую часть времени в годы своего правления этот князь провёл в походах и сражениях. Летопись сообщает о нём: «Когда Святослав вырос и возмужал, начал он собирать множество храбрых воинов. И легко ходил в походах, и много воевал. В походах же не возил за собой ни возов, ни котлов, не варил мясо, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив их на углях, так ел. Не имел он и шатра, но спал подостлав войлок, с седлом в головах. Такими же были и все прочие его воины. И посылал в иные земли со словами: «Иду на вы». Летописные статьи о годах княжения Святослава наполнены такими сообщениями: «Пошёл Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу во главе со своим князем Каганом, и сошлись биться, и одолел Святослав хазар и город их Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов.». «Вятичей победил Святослав и дань на них возложил». «Пошёл Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков». Потомок воинственных викингов мечтал перенести на Дунай столицу и остаться там, а в русских городах ещё при жизни посадил своих сыновей: «Не люблю мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае, - там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли золото, поволоки, вина, различные плоды, из Чехии и Венгрии – серебро и кони, из Руси же меха и воск, мёд и рыбы».

Удержать под контролем столь великую державу, граничившую с землями хищных кочевников-печенегов, рассорившись с дряхлеющей, но всё ещё сильной Византией, политики которой не стеснялись в выборе средств в борьбе с врагами, было невозможно. В отсутствие Святослава печенеги едва не захватили Киев, за что князь заслужил такой упрёк: «Ты ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул». Когда же Святослав оставил на время Переяславец, чтобы уладить дела на Руси, в свою очередь осложнилась обстановка в Болгарии. В конце концов этот князь, отличившийся храбростью, одержавший немало побед, не избежал неудач в войне с Византией и вынужден был покинуть полюбившиеся ему дунайские края. При возвращении на Русь с поредевшей в боях дружиной Святослав был застигнут у днепровских порогов печенегами и убит. Не спасли его ни личная сила и смелость, ни преданность и мужество воинов. Это был последний из киевский князей, совершавших дальние походы.

Печальная участь храброго Святослава, очевидно, послужила уроком его потомкам. Они и стали уделять большее внимание укреплению рубежей Русского государства и планомерному завоеванию ближайших приграничных территорий.

461
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...